Сайт міста Люботин » Люботинський музей » Легенди про м. Люботин

 Легенди про м. Люботин
Автор: Chekardina   Додано:14 січня 2015   Переглядів:1211   Категорія - [Люботинський музей]
 
 (голосів: 1)

Легенди про місто Люботин

 

Легенда о Люботе.

Дикое поле издавна люди обходили стороной, потому что крымские татары старинным Муравским шляхом совершали частые опустошительные набеги. И все же смельчаки, бежавшие от своих притеснителей, иногда да прятались в лесах. Одним из таких храбрецов был и Любота. В лесах  Слобожанщины росло множество плодородных деревьев: дикая вишня, груша, яблоня, а потому и диких пчел здесь было очень много. Так Любота стал бортником. Все лето он проводил в поисках пчелиных гнезд, а собрав богатую добычу меда -  продавал его по всей округе. Имя Люботы было известно далеко за пределами слободы. Вот почему одна из легенд гласит о том, что слобода Люботин была названа в честь первого ее хозяина - Люботы. 

 

Легенда о Гае.

Однажды, очень давно, когда казаки жили  вольной разгульной жизнью, казак Гай, разъезжая по свободным землям Дикого поля, был зачарован широкими лугами, зелеными  лесами и полноводными реками брошенной земли Слобожанщины. Выйдя на пригорок, стоя над рекой Мерефа, он невольно залюбовался открывшейся перед ним чудной панорамой. Долго стоял так казак Гай, любуясь дивным пейзажем и вдруг понял он, что не может просто так покинуть этот чудный уголок. Собрал он своих друзей-казаков и молвил: «Никуда я отсюда больше не уеду, люб мне край этот. Назову его именем своим  и быть этой слободе Гаевкой». Очень уж любил казак Гай все необычайно красивое. Говорили, что самые красивые рысаки были у Гая и самые красивые девушки со всего мира были тоже у Гая. Вот и самый красивый уголок Дикого поля принадлежал когда- то  дивному казаку  Гаю. Со временем Гаевку переименовали в Гиевку, но она осталась  такой же прекрасной как и при легендарном казаке Гае.   

 

Легенда о Петре І.

Летом 1709 года на день Вознесения Господня (2 июня), проезжая через Харьков, Петр Великий принял церковь  св. Николая за соборную, слушал в ней литургию, потом побыл в Успенском соборе, где читал апостол; осмотрел город  и крепость и, пообедав, отправился в Валки через Люботин. По дороге он очень устал. День был жарким и безветренным. Присев отдохнуть под раскидистым вековым дубом, восхищенный царь промолвил: «Какая любая тинь!» Многие приписывают Петру 1 название нашего города «Люботин», но к сожалению, слобода еще в 1650 году уже носила это название.  

 

Легенда о Дунчивне.

Жил в поселке, вблизи станции Люботин, старый помещик Дунин. Много у него было всякого добра и земли было много. Заглядывались на богача женщины, да выбрал он себе в жены молоденькую 15-летнюю девушку. Имени ее так никто и не мог вспомнить, потому что звали ее все в округе Дунчивной. Молодая была да хозяйственная. Недолго радовался своему счастью старый ловелас, взял вдруг и умер. Поплакали, потужили за барином да и забыли. Стали радоваться соседи, надеясь поживиться барским добром. Да не тут–то было. Хозяйка была молодая да хваткая. Потихонечку, помаленечку скупила она все земли вокруг и стала настоящей хозяйкой.

Вот и сегодня о ней помнят,так как до сих пор земли принадлежавшие Дунчивне так и называются «Дуншивка» или более современно-Дуншовка. 

 

Легенда про Давальченково поле.

Первые дни сентября 1943года. Уже освобожден Люботин от фашистских

оккупантов, а вот расстояние в 2 километра до Гиевки нашим воинам пришлось преодолевать  почти восемь  дней. Экипаж танка  «Т-34»,  в состав которого входил и механик-водитель Михаил  Давальченко, вел прицельный огонь по вражеским позициям.  Фашистам удалось поджечь «Т-34», почти весь экипаж  танка погиб. Тяжело раненный, обгорелый Михаил Давальченко  из последних сил, истекая кровью, через запасной люк сумел выползти из пылающей машины.  Вскоре его подобрали и отправили в санбат. Казалось, спасения нет. Да и однополчане считали его погибшим. Но в день 25-летия освобождения Гиевки от немецких оккупантов на торжественном митинге попросил слово ветеран Великой Отечественной войны. И жалко, и страшно было смотреть на его обоженное лицо, обгорелые уши и брови. Но вопреки всему голос его, (а это был Михаил Давальченко ) звучал бодро и уверенно. С тех пор и стали называть  однополчане гиевское поле  Давальченковым. 







   Інформаційне повідомлення

Відвідувачі, які знаходяться в групі Гости, не можуть залишати коментарі до даної публікації.